суббота, 28 июля 2012 г.

ОДИН ИЗ ДВУХ МОИХ НАБОРОВ ИЗ 12 ПОЧТОВЫХ ОТКРЫТОК.
Всего было изготовлено в Издательстве "Новый Взгляд"  16 открыток. 
Создано два типа открыток. Один - по Тербунскому району, второй по Тербунам. Объединяли оба набора открытки - Троицкий храм (Тербуны) и памятник Диониса из парка КСК Тербуны. На фотоснимке 12 открыток из 16 всего набора...

воскресенье, 8 июля 2012 г.

ПО ЧЕРНОЗЕМЬЮ С ВАСИЛИЕМ ПЕСКОВЫМ: КУРСК
Конечно, не все любят читать про кузнечиков, филинов и черепах, но, как показывают журналистские рейтинги, эта тема и сегодня мила большинству затюканных политикой россиян.
Поэтому у курян и орловчан самый теплый прием встретил первооткрыватель "Окна в природу" Василий Песков, а рядом с ним - как рояль в кустах - в нужное время и в нужном месте оказался также горячий почитатель растительно-животного мира и его исследователь Александр Елецких. В данном случае он выступит в роли "песковеда" и расскажет нашим читателям о путешествиях Пескова по черноземным губерниям.
 КУРИЦА - ВСЕ ЖЕ ПТИЦА. А КУРЯНЕ - ЛЮБЯТ ПЕСКОВА!

Так как в Курск мы ехали не на "Антилопе Гну", а на вполне приличной "Волге", добрались гораздо быстрей, чем ожидали. По дороге Песков рассказывал "простые истории" о том, например, как маршал Жуков дал ему интервью, которым зачитывались все маршалы, скотники, комбайнеры и профессоры. Не говоря уже об очаровательных комсомолках, что в те незабвенные времена вырезали из газет фотографию Василия Михайловича и ждали новой встречи со своим кумиром на страницах "Комсомолки".
Курск встретил гостеприимно: уже на подступах к почтамту читатели рвались получить автограф, а один все норовил стибрить под шумок замечательную, известную всем россиянам по программе "В мире животных" песковскую клетчатую кепку.
Некий досужий курянин, усматривая сходство в созвучии "куры" и "курские соловьи", тут же посоветовал писателю проработать тему "Куры в жизни общества", а также "Курские соловьи как средство от импотенции", утверждая, что пение соловьев по весне усиливает у влюбленных тягу к деторождению и свиванию семейного гнездышка. Писатель выслушал эти советы молча, а я предложил их автору самому застолбить эти животрепещущие темы, пока кто-нибудь не опередил.
Курский почтамт едва выдержал натиск поклонников Пескова. К тому же это был день призовой подписки, и нам очень хотелось, чтобы приз - импортный утюг - достался не случайному "чайнику", а читателю, верному "Комсомолке", веселому и знающему тысячу анекдотов. Кстати, сам Песков знает их не меньше, чем даже Никулин, и почти все они - о животных. Вот, с ходу, один из его анекдотов. "Идет по птичьему рынку злой мужик, ведет на поводке молодого медведя и орет: "Где эта свинья, что год назад продала мне здесь хомячка по дешевке?!" Вы улыбнулись? Ага, значит вы свой человек!
ПУСТЫНЬ - НЕ ПУСТЫНЯ. НО МИРАЖИ ТАМ ВСТРЕЧАЮТСЯ
Трудно поверить, но это правда: атеист Песков зачастил в храмы. Он во время поездки обращался к священникам с вопросами, выдающими хорошее знание религии, выпытывал у служителей культа "секретные материалы". К примеру: есть ли под ногами отца Петра, стоящего у алтаря, тайный подземный ход? Отец Петр признался, что такие сведения существуют, и даже показал гостям несекретную подземную церковь, скрывающуюся под полом обычного с виду храма. То есть "два храма в одном" плюс еще таинственное подземелье, предусмотрительно замурованное. Видимо, на случай нового прихода к власти отпетых безбожников.
Но, как понимает читатель, данное подземелье скорее относится к "миражу" в историческом плане. На самом-то деле оно вполне материально, и мы даже смогли дотронуться до купели для крещения детей и здоровенного пудового замка, которым запирают подземный храм.
Затем начальник Курской УФПС, весьма толковый специалист Игорь Вырожемский повез нас познакомиться с жемчужиной земли курской - святыней, именуемой Коренной пустынью. Коренной она названа потому, что именно в корнях деревьев 400 лет назад здесь нашли чудотворную икону, которую после революции вывезли подальше от большевиков - аж в Америку, где она пребывает в Новой Коренной пустыни, на радость иноземным соплеменникам.
Диво дивное эта Коренная! Здесь такие пейзажи, что рука сама просится к кисти и мольберту, хотя бы до этого ты если что и рисовал, так это схему расположения магазина, в котором тебе необходимо купить прочные велюровые брюки размера "три экс эль"...
Бьют здесь животворные источники, из которых прямо кружкой можно зачерпнуть глоточек бессмертия. Здесь поют курские соловьи, щеголяя своим знаменитым коленцем, а коровы на заречном лугу словно сошли с полотен Кустодиева. И если уж говорить о живописи - краски здешних пейзажей яркостью своей напоминают не среднюю полосу России, а скорее уж тропические полотна Гогена.
Песков местные красоты оценил, часа два провел в философской дуэли с местным настоятелем, бывшим военным и прекрасным богословом. Счет в словесном поединке был 7:7 в пользу Природы. Она это оценила: приветственно осветила купола храмов, придала малиновый цвет речной излучине, позолотила дальний лес.
Вызвездило. Мокрые от росы, мы любовались силуэтами храмов, облитых луной, слушали жестяной скрип птички-коростеля, что наяривал песенку из трех нот, изображая из себя длинноногого Паганини со скрипкой, на которой лопнула половина струн от трагического творческого экстаза...
Вот сова пролетела, едва не задев крылом Василь Михалыча, этого поклонника птиц с большими, зоркими до грызунов глазами. Вот от костерка шарахнулась летучая мышь, прилетевшая нас проведать из высотного дома, устроенного на колокольне. Тишина. Костерок трещит. Ему в такт потрескивает коростель. А Песков рассказывает про Антарктиду, про пингвинов монашеского вида и про то, как ему слон с больным зубом чуть кепку вместе с головой не свинтил... Был и такой случай в его опасной журналистской судьбе.
ОРЕЛ ВЫ, ВАСИЛИЙ ПЕСКОВ!
До Орла мы ехали мимо невообразимых по свое славянской звучности населенных пунктов, и от названий этих пахнуло русским духом, как из сеней сказочного терема.
По дороге "Волга" гудела русскими народными песнями. У Пескова оказался приличный голос. Пели мы исключительно застольные и казачьи песни, причем выяснилось, что у Василия Михайловича память покрепче будет, а вот мы уже позабывали половину куплетов. Надравши как следует горло, мы и сами не заметили, как очутились вблизи города Орла. Глядя из окна, поспорили на пиво: кто это нарыл холмики - муравьи или слепыши? К консенсусу подвел Песков: сначала рыли слепыши, а затем в готовой горке поселялись муравьи.
В Курске прием был, так сказать, более лиричным, а в Орле - более официальным. Появилось вдруг расписание, из которого следовало, что первым с "Комсомолкой" и журналистом Песковым встретится сам глава Совета Федерации, старый читатель "Комсомолки" Егор Семенович Строев.
Думается, что наш коллега вполне заслужил комплименты типа "Орел вы, Василь Михалыч!" даже от орловского губернатора. Он решил в скором времени внять советам Пескова, натянуть болотные сапоги и с фоторужьем углубиться в орловские заповедные чащи, где бродят не политические зубры, а самые настоящие.
А тем временем собрались и толпы поклонников, изнывая от желания увидеть такого знакомого всем человека в клетчатой кепке.
И вот он, наш писатель! Ясное дело - сначала блики фоторепортерских вспышек, наезды камер кино- и телеоператоров, краткие интервью и долгие взгляды почитателей его таланта, готовых отдать под его автограф даже последнюю страничку собственного паспорта.
В сто первый раз Песков рассказывает, отвечая на извечный вопрос, что Агафья Лыкова жива, что он еще порадует читателей новыми "окнами в природу", что любимой его птицей по-прежнему является мудрый филин...
День отсырел дождем. Скоро надо было собираться на московский поезд. А Василь Михалыч, невзирая на усталость, все еще подписывал свои фотографии и благодарил за комплименты, высказанные в адрес самого опытного журналиста "Комсомолки".
И хотелось подойти, обнять этого еще могучего старика, патриарха российской журналистики, и проникновенно и громко сказать: "Орел вы, Василий Михайлович!"
                                       Александр Елецких

вторник, 13 марта 2012 г.

ЖДИТЕ ДОБАВЛЕНИЙ.

Я вернусь сюда в выходные и изменю рубрикатор. И поставлю своей целью сделать этот блог ярким и интересным...

четверг, 17 ноября 2011 г.

МЕСТО, ГДЕ У КАЖДОЙ - РОГА...


·         АНОМАЛЬЩИНА   
   РОГОНОСОК  ЗАТЕРЯНЫЙ МИР.
 Даль времен обманчива. Это понимаешь, возвращаясь из Воронежа    в места, связанные с  близкими для тебя людьми. Вот он – Старый Оскол, еще недавно - маленький, купеческий городок на холмах. Всего то – сто верст от Воронежа! Здесь родилась моя мама, здесь сделал первые шаги мой сын. И вот, через десятилетия, через не узнаваемое ,  утраченное и  забытое – прикоснулся к волшебной тайне времен.
   Я посетил маленький затерянный мир, по имени Роговатое. Эдакий по сути своей -  «таежный тупик» - в полутора часах езды от Воронежа…
        СОВСЕМ, КАК АВСТРАЛИЙЦЫ!
  -Вы знаете, что село Роговатое населялось по австралийскому принципу? – спросили меня в местном отделе  культуры. Я удивился : что может быть  общего между Австралией и старинным русским селом?…
 Оказывается – Австралия и Роговатое  населялось вначале только за счет кандальников – ссыльных людей.
 Триста лет назад, на месте Роговатого была большая поляна в чаще леса.  А в конце села, ближе к нынешней Шаталовке и Владимировке –  тянулись непроходимые топи.
   В окружении болот , триста лет подряд– затерянный мир ссыльного пункта  был  оазисом формирования своей культуры, здесь отшлифовывались особые  нравы и обычаи. Даже  каких то 50 лет назад – Роговатое  все еще оставалось поистине полностью  затерянным миром. Закрытым  сообществом,  выработавшим свой костюм,  песенный фольклор и даже свою   ОБРЯДОВУЮ ЕДУ. Уникальную , как ПИЩА КОСМОНАВТОВ, что  также может храниться годами.
        ДЛЯ ЧЕГО КРАСАВИЦАМ РОЖКИ?
В Роговатом  издревле местные красавицы делали из волос этакие  задорные рожки.  Для чего они  сначала вкалывали в прически особые украшения в виде круглых брошек (на снимке) и  с помощью этих  вещиц  - закрепляли на голове сооружения ,  чтобы выглядеть  прекрасными «рогоносками»…
  Может быть,  подобное украшательство – голос предков, древний  инстинкт? Вспомним :  первобытные модницы украшали прически  длинными птичьими  перьями, рыцари -  укрепляли на шлемах лошадиные хвосты,  папуасы – вставляли в носы клыки кабанов…. А может – этот культ  крестьянской кормилицы – буренки – заставлял  здешних  женщин  носить «рожки» из волос? Наука пока не отвечает внятно на этот интересный вопрос! А я с удовольствием потрогал эти самые «рожки» на голове  Нины Дмитриевны Исаковой -  эта женщина уже 20 лет руководит хором, что исполняет древние культовые  и чисто Роговатовские песни. Ведь, по утверждениям фольклористов из Старого Оскола,  –  в  ХХ веке нигде больше таких песен не звучало ,  так что  здешний  хор -  словно надежный банк, где сохранились мотивы и слова, которым пол тысячелетия, если не больше!
         ВПЕЧАТЛЕНИЯ ЩЕГУНА
 В Роговатом – свой диалект, где звучат слова, которые я не нашел даже в знаменитом словаре В.Даля. Например – я приехал в гости в Роговатое. Для местных жителей я чужак или по местному – щегун. Звучит почти как сегун –  по японски - наместник Правителя.
 Если собрать словарик здешних просторечных слов, то наберется около сотни, если не больше – всякой  лингвистической  мешанины и «тарабарщины». Если к примеру –  отца мужа везде называют  свекром, то в Роговатом -  «батишшкой», ну а свекровь – «матишшкой». Здесь не говорят : «Что случилось?» а  «Ще  сталось?» Постельные принадлежности здесь именуются «дяружками», а обряд поздравлений – «доринами». Маленький платок здесь именуют «шалешка», а  таблетку – «катышка». Короче -  щегун здесь явно не соскучится без переводчика.
  Нравы  роговатовцы блюли строгие. На щегуне никак нельзя было жениться – в суженые-ряженые брали исключительно своих. Да и  ведь своих было много, до революции в  здешнем «затерянном мире» проживало более 10 тысяч человек. И было тогда это село, правда, воронежским. Оттого в одной из уникальных здешних песен есть слова : «На Воронеже ряке гуси –лебяди сидять».
  Роговатовцы отличались  своими причудами. К примеру – вы могли сюда приехать. И бесполезно попытаться купить молока. Чужакам роговатовцы молока не продадут, хоть плати за литр, как за черную икру! Здеси искренне верили, что купивший молоко от твоей коровки «Щегон» мог навести порчу, здесь верили давно в леших и домовых, колдунов и знахарей…
   Веками здесь был свой самодостаточный мир. Свои бондари и гончары, ткачи и швеи, сапожники и плотники, столяры и корзинщики. Здесь до сих  пор –  дедушка Коля по фамилии Колда – плетет лапти. Обувая  местный  фольклорный коллектив и всех желающих в нарядные лапоточки…
           УНИКАЛЬНАЯ ЕДА
 Есть в Роговатом свое блюдо, которое, как мне подтвердили специалисты, на всей планете  Земля - больше нигде не готовят. Возможно уже оттого, что процесс  приготовления данного  продукта – требует громадного времени – около шести часов кряду женщины делают знаменитую «КАТАНКУ».
 Катанка –  ничем на вид  не отличается  от гороха или сои. Когда я привез домой из Роговатого подарок – три пригоршни катанки – домашние сочли , что я готовлюсь на рыбалку и сейчас распариваю горох, излюбленную  наживку для сазана. Но это был древний продукт, который мог храниться годами. Видимо, катанку завезли в Роговатое ссыльные в своих дорожных котомках. Сегодня это блюдо в Роговатом – культовое, его приготавливают для больших торжеств, загодя.
  Как в Земле есть ядро, так и в каждой горошине катанки есть пшенное зернышко.
  Уверен, если наладить в Роговом , запантентовав, производство расфасованных порций «катанки» -  сей продукт пошел бы на ура! И вскоре блюдо роговатовцев могло бы поспорить с итальянскими «спагетти»- тем более, что технологию можно было усовершенствовать при помощи ароматичных и пряных добавок в состав этого блюда.
              ШЕСТЬ ЧАСОВ МЫТЬЯ И КАТАНЬЯ
  Чтобы приготовить уникальные «горошинки» нужно терпение и сноровка. А также – особое деревянное корыто, в которое сначала высыпается стакан пшенной крупы. Далее – берется мука высшего сорта, молоко, яйца, вода, все это проходит особую технологию, в результате которой пшено в процессе шестичасового обволакивания мучным составом – превращается в мучное подобие зерен гороха. Короче,  если вы катали снежную бабу, то вначале - бросали на липкий наст  слепленный «снежок», он обволакивался и постепенно увеличился. Так вот – роль «снежка» при изготовлении катанки – исполняло пшенное зерно…
   Итак – в процессе катания пшена по корыту, куда тихо подбавляют полужидкое тесто – через шесть часов у вас получится много-много мучного «гороха». Его надо хорошо высушить на печи. Теперь на ощупь это и есть подобие гороха, готовый продукт! Его можно хранить несколько лет, переносить в коробах, как предки, пользуясь им по мере надобности . Достаточно в пропорции один стакан катанки на пять стаканов воды – минут двадцать  пропарить это блюдо на медленном огне, перемешивая. Лучше – делать катанку на птичьем бульоне. Можно в это блюдо  при желании добавить маслица. Ну о-о-чень  оригинальный вкус  у этой катанки! Проверено, так сказать, на себе! Кстати, запивают обычно роговатовцы катанку – особым  гречневым киселем.
       ТАБЕ ОТ МИНЕ!
  Роговатовцы и свадьбы справляют по особому! Песни на них звучат такие, что специалист по фольклору Шурик из «Кавказской пленницы» -  опьянел бы от счастья, как от тостов   с кахетинским!
  У печки, возле загнетки, от имени невесты, вручались подарки – всей родне мужа, начиная от батишшки-матишшки и кончая дядишшки – брата свекра.
  На гулянках, непременно – происходит обряд «уважения» супругов. Получив стакан с самогоном или водкой – жена торжественно протягивает его своему супругу : «Это, мой  Ваничькя , табе от мине!» Не дай бог отвергнуть «обдаренье» - все,  это позор, до развода…Это правило сохранилось во многих местных семьях и сегодня.
         ПРОЩАЙ, ЗАТЕРЯННЫЙ МИР!
  Уезжали из Роговатого под вечер. Надо было спешить. Уже потому, что дорога на Старый Оскол делилась на два отрезка. Первый –  до поворота у  Шаталовки. Заснеженная и трудная трасса, где дорога почти не проглядывалась из-под ледяного наста. И сразу же за поворотом – черный и теплый асфальт шоссе до самого Старого Оскола, где река Оскол всю зиму не замерзает, хотя во всем Черноземье – реки закованы льдом до 60 сантиметров толщины.
   Участницы здешнего фольклорного ансамбля отмечали свое 20-летие. Они  на прощанье пропели свои знаменитые роговатовские «хиты», в том числе «Молодку».
   Молодинькия, хорошинькия, да что ты, молодка, невеселинькия! – врезались в память слова из длинной обрядовой песни, что звучит не менее часа…
  Договорились, что по весне вернусь с хорошим стереомагнитофоном и мы составим  песенный альбом уникальных роговатовских песен.
  Краснел за окном силуэт храма, на фоне сиреневых сумерек. Впереди, по ледяной дороге,  бежала, словно показывала нам дорогу – крупная собака, похожая на  ездовую лайку.
  Мы сидели в машине, очарованные этими прекрасными «рогоногсками», что вобрали в себя аромат и дыхание истории российской культуры.
                           А. ЕЛЕЦКИХ, 

ЗДЕСЬ ЛЕВ БРОДИЛ, В ТЕНИ КАШТАНОВ...


·        РЕПОРТЕРСКИЕ МАРШРУТЫ
  ЗДЕСЬ ОТДЫХАЛ ВЕЛИКИЙ ЛЕВ ЛИТЕРАТУРЫ
    … Долго в раздумьях  стоял  у того пруда, где в прошлом веке сам Лев Толстой изволил кататься на лодке вместе с другом и нашим земляком Чертковыми. На берегу росли и те самые каштаны, что по легенде посажены рукой великого писателя. А вот родничок , из которого пил Лев Толстой - исчезНичто не вечно, кроме памяти людской?…

                             ПРИЗРАК СТАРОГО РЖЕВА

  Слава Богу, россошанский глава  с литературной фамилией Гринев, тоже любит литературу! И посему  помог мне добраться в то место, где когда-то располагалось дворянская  усадьба  Ржевск. Конечно, чертковскую  эту усадьбу доблестно развалили еще в те времена, когда каждый  князь или граф в России  считался «контрой», пусть он  даже трижды будет Толстым…
   Безлюдная, лесистая местность! Лишь холмы, поросшие крапивой, выдавали  квадраты фундаментов… Здесь  когда-то были прекрасные добротные строения, в одном из которых целую неделю ел, спал и творил Лев Николаевич, - кому – зеркало русской революции, а кому – гениальный классик,  чьи произведения давно   экранизированы , переведены и по всей Европе -  входят в школьные  программы  по литературе.
  Тени Ржевска призрачны и печальны. Сотворив с усадьбами, где отдыхали Лермонтов, Толстой и Бунин с Пришвиным  … иже с ними -разрушительные дела – народ ныне массово  почитывает детективы, фэнтази и любовные романчики, не забывая,  однако, шумно  отмечать очередные юбилеи Пушкина,  Куприна, Пришвина  и…  Ульянова-Ленина. Начитанного вождя,  который признал Толстого зеркалом революции. Правда, памятники Ильичу на воронежских землях разбросаны густо, а вот знаки подобного внимания к тому же Льву Толстому или  Лермонтову -  скромно выражаются в виде плиты на камне, стоящем на холме у двух прудов. Пардон, уже один из двух прудов недавно ушел в небытие. А второй – где была дворянская купальня Чертковых – на ладан дышит…
              ЕСТЬ В ДРЕВНЕМ ПАРКЕ СТАРЫЙ ПРУД
  Мы спускаемся к уцелевшему пруду. Некогда значительная его часть была превращена в купальни. Отдельно – для дворни, отдельно – для хозяев имения Ржевск. Пол вымощен плитами, на берегу – каштаны и сирень. Глубина в пруду местами доходила до 12 метров, в специальных садках выращивалась рыба – сазан, карп, из Россоши в бочках по морозцу доставлялись живые донские  сомы – по три пуда и выше… 
  Переехав из слободы Лизиновки в  хутор Ржевск, где  весной 1887 года «поселилась» и редакция «Посредника», признанного «рассадником» революционной крамолы и «толстовщины»…Анна Константиновна Дитерихс, впоследствии  жена и добрый друг В.Г. Черткова, также проповедовала , как редактор издательства -  «толстощину» даже в своих стихах :» Мы ж насилье отрицаем и идем иным путем. И, борясь мы побеждаем светом тьму и зло добром». Такие идеи приглянулись Льву Николаевичу, он часто присылал в Ржевск письма к Чертковым и согласился приехать к ним погостить. Здесь, у верхнего пруда, под молодыми каштанами, проходили диспуты чертковых и известного писателя о Боге, о судьбе России, о самосовершенствовании народа…
        НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА
….Вдруг на берегу старинного барского пруда остановился старенький «Москвич», из него вышли люди.  Почтенного возраста старики, пожилая женщина рядом с молодой…Местные жители. Знакомимся. И вдруг:
-          А я внучка Петра Васильевича Трегубова, он работал кучером у Владимира Григорьевича Черткова…- Старушка по бодрому прошла к каштану и похлопала его шершавый, дуплистый ствол рукой, словно прооверяя на крепость.

….Мы долго стояли на берегу пруда, под журчанье воды из железной трубы, бегущей по дну высохшего второго пруда и  вспоминали преданья старины глубокой.
  Кучер Трегубов пользовался уважением в семье Чертковых. Это он привез со станции Льва Николаевича Толстого, немного простуженного, которого лечили апрельскими вечерами крепким чаем с малиновым вареньем и смородиновыми почками. Лев Толстой любовался вечерами видом см холма на пруды. По вымощенной камнями лестнице он спускался вниз, к родничку, где на березовом суку всегда висел деревянный стаканчик.  Нет сегодня и того мощеного спуска, замусорен и заглох тот исторический родничок. Позатянуло грязью камни дворянской купальни… Когда-то  по пруду, на добротных лодках. Петр Васильевич Трегубов и его родня  уговорили  Чепртковых и Льва Толстого кататься. Тихо скользили лодки, мерно тек разговор. Писатель смотрел, как на песчаную отмель выходят погреться на апрельское солнце громадные сазаны и «карпии»,  как  прирученные лебеди и утки плавают у плотины, собирая с поверхности  корки белого хлеба.
-          Чертков любил животных! – рассказывает муж Татьяны Сергеевны Пархоменко- тут тебе и косули из кустов выходили без боязни… А утром, бывало, в воскресенье, вынесет барин лукошко с зерном! И начинает кормить дикую птицу! Шум, гвалт начинается! От грачей – до куропаток – все сюда сбегалось. А Чертков стоит в центре пернатой «каши», добродушно улыбается, внимая  птичьим дракам…
В Ржевске у барина был помощник, который  помогал крестьянам , выдавал по спикам деньги, одежду, продукты, на это отпускалась громадная сумма -  5 тысяч рублей в год, а в те времена корова стоила 5-7 рублей…
  Живя по принципам учения Льва Толстого,  Чертков бесплатно построил и для кучера  Трегубова дубовый, добротный дом. Сто пятьдесят лет стоит этот дом, в нем до сих пор сохранен тот облик, что помнит и визит Чертковых с Толстым, когда они заехали к кучеру осмотреть быт крестьян, поговорить с теми, которыми они называли «великими хлебопашцами России». Уехал Лев Толстой из Ржевска. А местные жандармы зачастили в имение, переодеваясь, прикидываясь заблудившимися путешественниками. Сыщиков чаем попоил сам Чертков, а когда их разоблачил, выгнал, довольно грубо ругаясь при дворне…
  Не зря жандармы предполагали, что к приезду Толстого в местном издательстве Чертковых была накоплена тут же отпечатанная запрещенная литература  в духе «толстовщины».
 «История гонения» не обнаружена, все увезено в Ясную Поляну» - уныло доложили  сыщики ( после обыска в хуторе Ржевск ) в жандармское управление…
          СТРОКИ ИЗ ПРОШЛОГО
    А потом из избы, что стоит по соседству с дареной Чертковым своему  кучеру дубовым строением, вынесли удивительные документы. Фото – на нем Лев Толстой беседует с В.Г.Чертковым, а на обороте – письмо к кучеру из Франции самого Черткова. И еще – фотографии знаменитого деда,  Петра Васильевича, с истинно толстовской бородой…
 Строчки из прошлого..ю. Они как связующая нить времен. Здесь, в деревенском дворе Еленовки,  где сваязались воедино судьбы крестьян, прислуги, дворянинна , родни генерал-гуьернатора и опального графа-литератора -  среди холмов и лесов – жила память, незаглушенная общим забвением и разрухой… Все также пели соловьи, все также отчетливо гудел шмель на старой яблоне… И Лев Толстой добрыми глазами смотрел на нас с выцветшей почтовой открытке, где каждая строка напоминала нам, что мы живем в удивительной стране, где все бывает то ничтожно мелким и пустяшным, то вдруг вырастает до вселенских размеров, поражая мир величием дарования и гениальностью бытия…
…А соловей за столетней, дубовой избой, пел все также сладко и отчетливо, когда из вот этого древнего колодца, сто раз ремонтированного, пил  сам Лев Толстой, утоляя жажду после легкого обеда в Великий Пост. Впереди была Пасха. Также, как и сегодня, когда мы покидали  Еленовку, проезжая мимо Ржевска, где в старинном пруду отражались два дуплистых каштана…

     Александр Елецких, фото автора.
Тербуны-Россошь - Еленовка


ПЛЫВИ, НАША ЛОДОЧКА ЖИЗНИ


·        Путевые заметки

 И ПОПЛЫВЕТ ЛОДОЧКА…

 Согласитесь, читатели! – Среди родных ландшафтов всегда есть любимые.  К примеру - красив речной пейзаж! Ну а какая река - без лодки?! Ее силуэт на воде  – словно крепкий символ. Значит, есть еще рыбка, есть мастеровые люди…
  А сколько песен про «маломерные суда» у нашего народа? Вспомним некоторые. -«Мы на лодочке катались» - озорная, так и просится «лыком в строку»! А еще – «плыла, качалась, лодочка, по Яузе реке»…Воспеты  народом острогрудые челны Стеньки Разина, а вот у автора особые симпатии к малороссийской, которую часто пели в родном Ольховатском районе гости и родители : « В човни дивчина – писню спивае…»
 Судьба знаменитых воронежских лодок – волнует моего друга и наставника – Василия Пескова. Недавно, ко мне  позвонил Василий Михайлович, напомнил: «Помнишь наш уговор о лодочнике из села Вертячье , обещали, что навестим его летом? То-то. Встречая меня в Воронеже завтра утром на вокзале…»
            СОН ОСТАВИМ НА ПОТОМ

То ли к смене погоды – сон так и не шел… С трех ночи – смотрю на звезды, осознавая, что сейчас также мается в московском поезде - друже и коллега… Таков характер Пескова – в поезде не  может даже вздремнуть! Организм отторгает стук колес, раскачивание… В автобусе – дремлет, в вагоне – хоть горстями снотворное принимай…
  Встаю, включаю свет, готовлюсь к «лодочной теме». Вспоминаю свое первое ощущение -  на воде…
  Детство. Родной Караяшник, речка Ольховатка в громадном разливе.  Полая сильная вода,  1962 год. Моста нет – опять снесло. Пожилой лодочник переправляет школьников из Строителя и Высокого на тот берег, где в трех минутах от моста – школа, в церковном здании.
     Апрель.  Солнечный день. С бугра – виден разлив. Ширина – под  километр. Льдины, как толченое стекло. Прошу лодочника: «Покатай, дядя!» В знак уважения к моему отцу, директору школы и другу по шахматным турнирам – дядя Коля  усаживает меня  на корму и мы  плывем, в борт ударяются ветви и мусор паводка, грязная вода крутит водовороты…
  Назад через речку переправились с  группой доярок. Доярки баловались, лодка раскачивалась и было страшновато. Лодка большая и ладная, говорят – «чертовицкая», из под Воронежа привезли к нам на полуторке…
    О знаменитых чертовицких лодках  в 1964 году рассказал на весь Союз Василий Песков, в книге  «Шаги  по росе» .  Эту толстенную и богато иллюстрированную книгу мне подарил старший брат. С тех пор  я стал  поклонником творчества Василия Михайловича, который сейчас мучается , но едет - под стук колес, на полпути из Москвы к Воронежу.
    Прозвенел будильник, прерывая ход моих мыслей…
  Так что встретились мы в состоянии полудремы, на автомате. В глазах – усталость, однако – уже обсуждаем , как и что будем расспрашивать у лодочника из села Вертячье, что под Хлевным.
   -Может, до Хлевного пока доедем – вздремнем?- говорю Михалычу, ведь видок у нас еще тот: помятые лица, тоскливый взгляд, как у  членов ночного дозора, что сторожили от татар переправу у Куликовского поля.
-Нет, сон оставим на потом! – парирует Песков. Подбадриваем друг друга анекдотами, иногда напевая . Слух и репертуар у Пескова подходящий, словно вместе репетировали в народном хоре…
                                      Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЛОДОЧНИК…
    На самом деле – лодочников на родине Русского Флота – по пальцам одной руки уже можно перечесть! Заглохла «народная верфь» лодочника Ивана Гавриловича , сгнили «ивановы челноки»  в Чертовицком,  умерло старинное ремесло,  что держалось  на местах, для были петровские верфи.
  Надувные лодки  и металлические «Волжанки» испортили речной пейзаж! Утлые донские плоскодонки вызывают недоумение: серьезная река и несерьезные лодчонки!
  А ведь еще недавно – каждая река рождала своих мастеров и особый строй местных маломерных судов! На Оби – свои мастера, на Байкале – свои, на Дону и Днепре – тоже оригинальные! И вот – последнее эхо мастеров! – Едем на реку Воронеж, где мастер Александр Трухачев ждет нас, не красит новый рыбацкий челн, чтобы не испортить натуру для фотосъемки…
   До Хлевного доехали быстро,  теперь до родины нашего знакомого мастера – рукой подать. Не оглянулись – вот она – улица, вот этот дом, у которого красуются две новеньких красавицы, сработанные моим тезкой.
  А.Н. Трухачев – натура чисто российская! Мастер на все руки, но как водится часто на Руси – имеет одну, но пагубную страсть. Вернее – заядлый рыболов и охотник регулярно осложняет  свою жизнь общением с Зеленым Змием. Затем – встрепенется. И с новой силой за работу…
-А может ну ее , эту фотографию… Я ведь не Киркоров и не  принц какой? – уговаривает Пескова  «самобытный автор» двух новых лодок, что красуются у дома, на деревянных козлах.
  -Александр, не бери грех на душу, я ведь не зря полный чемодан фототехники из Москвы в твое  Вертячье тащил! 
  Тезка надевает тельняшку, готовясь к фотосъемкам и  слушает рассказы Пескова о недавних фотосъемках в Африке…
  А теперь тебя станем расспрашивать! – мы повели мастера на обрывистую кручу к реке, где лет сорок назад стоял старинный железный столб, некий ориентир, с датой, как утверждают, времен Петра Великого.
  На месте, где 40 лет назад стояла смотровая вышка и откуда были видны сплавные плоты, идущие в город Воронеж – теперь сооружен деревянный стол, на котором мы разложили блокноты. И откуда отчетливо виден речной пейзаж, в ясную погоду видны даже трубы Новолипецкого Комбината.
  -Давно лодки мастеришь? – начал «пресс-конференцию» Михалыч.
-Да немало,  уже, лет десять с лишним…- Александр еще настороженно смотрит в блокнот, где Песков , не признающий диктофонов, пишет: «лет десять строит…»
-Сколько дней на работу уходит?-  дополняю «вопросник».
-Три-четыре дня и лодка готова, если погода хорошая и стройматериалов хватает…
  Беседа пошла не только о лодочном деле, а о рыбе, что населяет еще речку Воронеж, о местной дичи. Полились рассказы о пудовых сомах, о  том, как электроудочники повсеместно уродуют речную фауну…Разговорившись, мы не заметили, как подъехал  жигуленок и из него вышли молодые ребята, как выяснилось позже – коренные жители Хлевного.
  И вскоре наше журналистское творчество наткнулось на суровые реалии нынешней культуры общения двух поколений.
         ОТЦЫ И ДЕТИ
 На наш стол вдруг легли пивные банки , а некто Сергей – дородный детина, стал пьяно перебивать наш разговор, не обращая внимания на увещевания Пескова : «Сережа, мы приехали поработать издалека, не надо, прошу, нам  мешать…»
  Прихлебывая пивко,  громко матерясь -  непрошенный гость сначала попытался командовать лодочником: « Санька, ничего не рассказывай! Понаехали тут! Нату-ра-листы!»- он ощерился в сторону Пескова и стал еще больше  материться.    
-Сергей! Иди, освежись, погуляй, а нам надо работать! – посерьезнев, заметил мой друг, но в ответ -   молодой обормот вдруг  не с того ни с сего ударил  Пескова , пусть вскользь и не сильно, но я уже не стерпел…
 Оттянув дебошира от стола, я повел его прочь, приговаривая : «Ты кого, обормот, ударил? Это же Песков! Заслуженный человек, лауреат Ленинской премии, известный на всю Россию человек! Иди срочно отсюда, нарвешься по крупному!»
 И тут этот молодой негодяй , матерясь, пытается ударить меня ногой, с неуклюжестью пьяного хама. Промах. Угадывая направление летящего кулака, я  уклоняюсь и бью наглеца в солнечное сплетение. Вторая попытка ударить меня в лицо заставляет выстреливать хуком справа по корпусу.
  Соперник потрясен. Затем его прорывает. Среди отборной брани слышу обещание «всех здесь урыть», пьяное хвастовство о знакомствах и родне в РОВД и дружбе с местным главой…
  Подходит Песков. Мне становится отчетливо горько и … жалко всех нас, живущих в стране, где хамство и пьянство стало обыденностью…
   Откуда то из кустов появляются дружки этого хлевенца - Сергея  Криворотова, что действительно злобно кривит рот и все еще хамит и обещает «проложить всех на этом месте». Они сажают дебошира в автомобиль и быстро скрываются, осознав, что их Сергей – потерял человеческий облик, утопив его на дне бутылок…
   Мы тоже вскоре прощаемся с лодочником – тезкой и уезжаем.
  Мир, качаясь за окнами автомобиля, кажется громадной  лодкой , где, как в Ноевом ковчеге -  каждой твари – по паре. И самые подлые из тварей земных – имеют  самые дикие, увы, человеческие  очертания.
      Александр ЕЛЕЦКИХ

ВОЛНУЕТ ПУШКИНСКАЯ КРОВЬ...


ТАЙНЫ ПУШКИНСКОЙ КРОВИ 

Мичуринск показался из белых снегов, торопливые женщины предлагали на перебой самые вкусные и дешевые сегодня в России яблоки. И то ведь - старинный город Козлов, а ныне - Мичуринск, по праву считается "плодово-ягодной" столицей России. Сюда в сезон за мичуринскими саженцами едут воронежцы и липчане, волгоградцы и саратовцы.
Даже в войну здесь кипела работа: писателю Алексею Толстому в фронтовые дни отсюда, с вокзала Мичуринск-Уральский, пришел громадный мешок с саженцами...
Я вышел из вагона, прошелся по городу и понял, что я здесь часто бывал. Такое ощущение возникает во многих местах Черноземья, где природа или архитектура повторяет знакомые "российские узоры". Действительно, мне, часто бывавшему в командировках, во время прогулок по Мичуринску вдруг открывались знакомые улицы Ельца и Богучара, Россоши и Лебедяни, Борисоглебска и Боброва. Похожесть успокаивала душу, давала гармонию нахлынувшим воспоминаниям. Но все же опять зарождалось волнение: как же - скоро буду беседовать с родственницей самого Александра Сергеевича Пушкина!

ЧТО ЗА ЧУДО ЭТОТ МИЧУРИНСК! 

В каждом городке России есть один-два человека, у которых, образно говоря, находятся "ключи" от города. Это обычно литератор или краевед, который знает свою родину и тех, кто ее прославил и прославляет. Мне повезло - с Валерием Ивановичем Михиным, который удачно совместил в себе талант краеведа и поэта, мы познакомились и сразу подружились.
- Мичуринск - это сплав мудрости и поиска! Ты беседовал с нашим главой района? Много ли тебе приходилось встречать таких интеллигентов? Ведь ты сам из бывших администраторов. Войдешь, бывало, в кабинет - надменность и апломб...
Прав Михин! И глава у них в районе в беседе непроизвольно цитировал различных поэтов. Да и ректор сельхозакадемии не подкачал - такую эрудицию показал, что я вдруг подумал: "А не в литинституте ли я нахожусь?" Но вскоре понял, что городок хоть и небольшой, но слишком уж богат на талантливых, одаренных людей.
Михин показал мне город Мичуринск, как показывает драгоценный камень ювелир. Подожди, мол, до встречи с потомком Пушкина и другие грани мичуринские обозреть надо! Пусть вначале удивит тебя профессор В.И. Попков, разгадавший тайны "Слова о полку Игоревом". Пусть порадует тебя наш старинный городок встречами с художниками Платицыными, что создали самобытную школу в сотнях метров от музея маэстро от живописи Герасимова. Здесь переплелись судьбы десятков писателей, поэтов, художников и философов.

ПЕРЕПЛЕТЕНЬЕ ГОРДЫХ СУДЕБ
Старинный Козлов, городок на Лесном Воронеже. На мягких белых лапах крадется зима, утопает в сугробах музей кудесника Мичурина, что доказал, как полезно прививать растения далекого юга с крепкими, но не всегда щедрыми северными собратьями. Здесь, под рукой сортоиспытателя, схлестнулись дальние и близкие зеленые "родственники", чтобы новое, гениальное творение показало всю мощь растительного мира планеты.
Здесь, в Козлове, еще в 1650 году воеводой служил предок великого поэта всей планеты. Воевода Н.В.Пушкин истоптал не одну пару сапог по местным городским спускам, где весной пели свои песни соловьи, возглашая окрест хвалу родному гнездовью. Пройдет время - поступит в воеводы в Козлов другой предок поэта - П.М.Пушкин - Желтоух или Черемной. Исправно станет заботиться о городской казне, наводить порядок и творить приказные дела...
Рождались прадедушки и прабабушки поэта, венчались прабабушки и прадедушки жены его - Наталии Гончаровой. И все это было здесь - черноземная Россия дает такие могучие плоды.
Переплетенье гордых судеб российских у нас под боком: Боратынские, Бунины, Голицыны, Гончаровы, Жемчужниковы, Гартунг, Ганнибал... Эпоха безверия сравняла с землей их усадьбы, снесла и разбила могильные плиты тех, кто дал народу и Отечеству воинов и ученых, писателей и поэтов, медиков и философов. И по сей день в Черноземье, в русских городах, полным-полно улиц всяческих съездов и всяческих Интернационалов. Но нет до сих пор улицы имени Жемчужниковых или улицы имени Боратынских или Ганнибал.
Пусть разграблены и расхищены эпохой "самой читающей страны" фамильные склепы, пусть взорваны или разбиты церкви, где венчались и крестились Гончаровы и Пушкины. Но сколько надо ума и средств, чтобы заложить хотя бы десять памятных камней, указуя на места, где зарождался гений всей планеты Земля, - в переплетении фамильных, крепких корней...
Галина Северьяновна Усова - не такая уж дальняя родственница Александра Сергеевича Пушкина. Во всяком случае, она, вместе с мамой, на 150-летие великого поэта была приглашена на празднования в Москву. Маленькая девочка помнит торжественный вечер, когда перед родственниками выступали ученые пушкинисты, в президиуме сидели правители страны, включая "кормчего литературного процесса" И.В. Сталина. 1949 год. Каждому представителю династии Пушкиных (вернее, кто уцелел или остался в России) была вручена грампластинка, опера "Евгений Онегин". Эта реликвия хранится в семейном архиве Усовых. А еще - память хранит воспоминания о поездке в том же 1949 году на отдых в Крым. Поездка в Крым - подарок от партии и правительства.

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ...
В народе России генетика как наука определялась в пословицах и поговорках. Давайте вспомним кое-что из этого "золотого кладезя мысли". К примеру - "от худого семени не жди хорошего племени". Или: "яблоко от яблони не далеко падает". Понятия "порода", "породистость" определялись наитием.
И вот я беседую с Галиной Северьяновной-ученой. С которой очень мило можно побеседовать на тему "яблока от яблони", правда, это будет звучать как "индуцированность и спонтанность краснолистных мутантов". Откуда, как появилась эта замечательная женщина в Мичуринске, том самом городе, где три века назад воеводами служили пращуры Пушкина? Что за счастливая случайность и закономерность "свила пушкинские ветви" здесь, вблизи родины Натальи Гончаровой (карианские владения тоже на Тамбовщине), неподалеку от мест, где проживали М.А.Ганнибал, А.Ф.Пушкин, где жили и творили Жемчужниковы, Бартеневы, Гартунг?..
Родилась Галина Северьяновна в Архангельске. Мама, когда дочь подросла, объяснила ей, что принадлежность к роду Воронцовых-Вельяминовых позволяет говорить о кровном родстве с Пушкиным. А именно к ветви сына А.С. Пушкина - бравого генерала А.А.Пушкина, сына великого поэта.
- Моя мама была очень образованной, но скромной женщиной, - вспоминает Галина Северьяновна.
- Жизнь даже заставила держать корову, она сама ее доила. В предках Галины Северьяновны, следовательно, кроме поэта и его сына-героя русско-турецкой войны, значатся морские офицеры, ученые-биологи, врачи и учителя, воеводы и даже один предводитель дворянства в Бобруйске. К слову сказать, многих дворян не уберегла в жестокие революционные времена ни слава предков-героев, ни принадлежность к древних родам, которые принесли славу России. Многие ветви Кутузовых, Суворовых, Нахимовых, Рылеевых, Бестужевых, Мариных либо были безжалостно обрублены большевистскими палачами, либо спешно спаслись за границей.
Но Усовым повезло. Галина Северьяновна выросла на родине Ломоносова (Холмогоры-то совсем недалече!). И уже в Архангельске, прочитав труды И.В. Мичурина, загорелась желанием сделать так, чтобы и на Севере цвели сады.
- Впервые вкус огурца я в Архангельске попробовала в 8 лет, - призналась ученый биолог, - ведь огороды в наших краях бедные, климат не позволяет расти тем же яблоням и грушам. Хотя, естественно, грибов и ягод хватает. Вот я и загорелась желанием поступить в Мичуринский плодово-овощной. И вот - живу здесь, преподаю, много работаю.

НА РУБЕЖАХ РАСТЕРЗАННЫХ ВЕКОВ
Мы отмечаем юбилей Пушкина на развалинах древней культуры России. И, поворотись окрест, - улицы забиты латинскими вывесками. А празднует в России "Кока-кола" - на громадах зданий. И льется вокруг песенная "классика" в стиле "мама, я шика дам". Российское культурное пространство заполнено англоязычными песнями, американские боевики "бабахают" с экранов в наши души. И лишь робкие протесты да призывы опять не сбрасывать Пушкина "с корабля истории" достигают нашего слуха.
С одной стороны - нет денег. Нет денег на музеи, на памятники истории и культуры, на библиотеки и школы искусств. С другой же стороны - встают в каждом крупном городе громады сбербанков, проводятся шумные презентации и щедрые Дни городов, где опять же - засилье западной музыки, танцев... И теперь даже детей наших радуют не герои пушкинских сказок, но микки маусы и черепашки ниндзя. А где-то там, в Москве, усмехается бронзово Пушкин на это племя молодое и слишком ему незнакомое... 
Александр ЕЛЕЦКИХ.
Фото автора.
СПРАВКА:
Потомки А.С. Пушкина живут по всему свету. Многие из них обосновались
за границей: в Англии, Германии, Италии, США, Франции, Швейцарии... Немало наследников великого поэта и в России. В городе Мичуринске, районном центре Тамбовской области, живет Галина Северьяновна Усова - прапраправнучка Александра Сергеевича. Одним из сыновей Пушкина и Гончаровой был генерал Александр Александрович Пушкин. У старшей дочери генерала Натальи, в замужестве Воронцовой-Вельяминовой, родилось шестеро детей. Одна из ее дочерей, Мария, вышла замуж за Евгения Ипполитовича Клименко. Их дочь Ольга Евгеньевна - мама Галины Северьяновны Усовой. Ольга Евгеньевна умерла в 1993 г. и похоронена в Мичуринске.
Г.С.Усова родилась в Архангельске. Кумиром в школе для нее был
И.В.Мичурин, и продолжать образование она поехала в город его имени. Выдержав вступительные экзамены, Галина Северьяновна стала студенткой плодоовощного института (ныне - сельскохозяйственная академия). С тех пор ее судьба тесно связана с Мичуринском - здесь она встретила свою любовь, здесь работала профессором в сельскохозяйственной академии.